веселые картинки веселые картинки веселые картинки веселые картинки веселые картинки веселые картинки

Контактная информация.

Переключиться в режим PDA

Территория заонежья

Новости.

10.09.2016
Отчет
Путешествие вокруг
Кольского полуострова в 2010г.

Автор Serj_Spb

13.11.2015
Интерактивная карта Карелии
Автор Александр Торопов

16.12.2012
Галерея
Встречая осень
Автор ploot

16.12.2012
Галерея
Край Калевалы
Автор ploot

16.12.2012
Галерея
Фотохроники Пяозерского дикаря
Автор ploot

Все новости...

Наши друзья:
 
Остров Кильдин Снежные Моторы - Сайт для общения любителей экстремальных видов спорта и активного отдыха! Снегоходы, Автомобили, Квадроциклы, Мотоциклы, Велосипеды, Вездеходы, Водный транспорт, а также многое другое:
Дислокация Кольские карты

 ГаражГараж  FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Под дождями

 
   Список форумов KARELIA-LIFE.NET -> Отчеты
Начать новую тему   Ответить на тему

Предыдущая тема :: Следующая тема  
  Дмитрий  Возраст: 41
2002 Suzuki Jimny

СообщениеДобавлено: Ср Июн 19, 2013 3:12 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Раз лезли, значит надо было Smile
_________________
Фото

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Ср Июн 19, 2013 12:01 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

Озеро Академическое, куда мы с Машей не успели долезть. Зачем лезли, непонятно Laughing
http://fotki.yandex.ru/users/ssoftoff/view/477251?page=0
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Вс Май 19, 2013 6:24 pm
Заголовок сообщения: 'Re: продолжим...'
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

mz412 писал(а):

Радостно и громко похрюкивая, уже даже как-то освоившись, Кабанчик мчится по знакомой Ленинградке. Через пару месяцев его ждет новый хозяин. Пусть он будет к нему добрее.


Мы сегодня его видели! Просто...случайно... в Москве...
Мне было очень приятно - умытый, ухоженный... )))
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
  Слава  Возраст: 46

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 18, 2012 6:24 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение             

Маша,спасибо!

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 18, 2012 6:08 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

Да, Олег! Лучше дождливое лето, чем солнечный день в офисе. )))
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
  Осипов Олег Модератор Возраст: 41
1996 Toyota Landcruiser

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 18, 2012 6:04 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Цитата:
Машины хорошие. Кладбищ много.

Кратко и ёмко...
Спасибо за отчет, приятно вспомнить лето. Rolling Eyes

Ответить с цитатой
  Дмитрий  Возраст: 41
2002 Suzuki Jimny

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 17, 2012 7:40 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Маша, спасибо! Очень интересно и душевно )
_________________
Фото

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 17, 2012 3:34 pm
Заголовок сообщения: 'продолжим...'
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

Ивар и Колйок
Есть в тундре красивое озеро Иваръявр. В честь какого викинга Ивара названо – история умалчивает, - факт в том, что второй год пытаюсь туда попасть. («и так, и эдак», и пёхом, и на машине, «обломал немало веток, наломал немало дров») Длинное, узкое, вокруг любимые каменистые сопки и «Горбатая гора». Заманчиво. Колея со спутника просматривается, «Арктик-трофи» там по осени бывали. Ну и мы – держим путь из Териберки к Канентъявру, где нас ждет встреча с петербургским экипажем и попытка прорваться к Ивару. День стоит – загляденье. Солнце разморило. Неплохую грунтовку, окруженную березовым редколесьем, постепенно обступают болота. Наконец упираемся в размытое пространство метров 30 шириной – кто и как только его не объезжал. В основном плохо объезжали. Квадрики и «болотоход» (УАЗ на колесах низкого давления), что стоит в Канентъявре. Пахнет канализацией – в этом месте на болотистую почву вытекает ручей. Чавк – Кабанчик приехал. Быстро лебедимся и решаем на этот раз не искать больше приключений. Не на такой резине и не с таким перегрузом. Здесь место трактору, который сможет дорыть колесами до камня и «встать» на твердый грунт.
Разворачиваемся (к счастью, проехали лишь пять километров от трассы, а не 45 – было бы обидно не доехать десяток километров до цели), движемся обратно в сторону Териберки – неподалеку от реки Териберка присмотрела «резерв», речушку Колйок. Проводим в уютном «березовом саду» тихий семейный вечер, наслаждаемся светлой полуночью и спать. Завтра на Рыбачий. Точнее, сначала на Средний. В общем, встреча с четырьмя большими карелолайфовскими машинами и кулинарный тур.

Средний и Рыбачий
Рыбалка не задавалась – даже треска не хотела ловиться. Зато был «аквариум» - на Среднем с лодкой заигрывали дельфины, на Рыбачем в обилии прыгали и кувыркались в воздухе какие-то блестящие рыбки. Красота. Клёво без клёва. На Среднем поныряли удачно, кстати. Живности на дне видимо-невидимо. Мы всю разглядели и, конечно, отпустили. Даже классических рыжих тараканов, которые откуда-то выползли на палатку.
Печем оладьи и торты, дегустируем вина и настойки, некоторые в море купаются, на гитаре и губной гармошке играют, стихи читают, знакомых встречам в тундре… Кто-то на форуме Land Cruiser высказался хорошо: «У вас там на Рыбачем еще пробок нет?»
Только лисы оборзели: в лагерь приходят, рыбу воруют, кидаешь камнями – бегут посмотреть, что им кинули. Даже пальба из детского игрушечного ружья пластиковыми пульками не пугает. И дело тут не в миграции леммингов. Лис прикормили. Плюс помойки. Все знаем - бешенство не лечится.
В конце-концов дожди, ветра и похолодание согнали нас с полуострова и мы с экипажем Олега отправились на разведку в чуть более южные широты. Остальные ребята поехали еще южнее – в проверенные места. ))

Никельхейм
Шумный обед в маленьком титовском кафе, мужик с семгой под капотом на продажу, немилосердный затяжной ливень - и вот мы уже мчимся на запад, туда, где еще не были. Я очень люблю бывать, где еще не была. Даже если вернуться туда не захочется. Пока же меня окружает родная каменистая тундра. Как-то быстро появляется Печенга и за пеленой дождя открывается великолепный вид Печенгской губы. В следующий раз – говорю себе, - обязательно.
Заполярный. Ой-ёй-ёй. Дальше – ой-ёй-ёй-ёй-ёй. Около 40 км. выжженной тундры. Никель - …
Теперь я знаю – почему Мончегорцы называют свой город «жемчужиной Заполярья». Теперь понимаю, почему в предгорьях Мончетундр в обилии оленьи и мишкины следы, бегают куропатки и садятся на воду лебеди. Там еще есть кому и куда садиться.
Окутанный серым дождем черный Никельхейм (так называл его мой знакомый по переписке – очень приятный и содержательный никельхеймец, который любит свой город) пытается маскироваться яркими домиками, которые стоят совсем близко к пасти завода. Разумеется, город построен со всем знанием дела, с учетом розы ветров. Обычно ветер с запада – в сторону от жилья, на многие километры мертвой тундры. Но иногда ведь бывает и восток. И тогда в СМИ появляются предупредительные сообщения: «по мере возможности следует отказаться от выхода из зданий».
Не знаю: от норвежцев приходится слышать, что серы один лишь Никель выбрасывает в пять раз больше, чем вся Норвегия. От наших, что из Норвегии с преобладающими западными ветрами летит 3,5 тысячи тонн окиси азота и 1,5 тысячи тонн аммиака.
Глядя на развернувшуюся под дорогой мощную, величественную и угрожающую картину города, обрамленную аскетичной тундрой и лохматым серым небом, почему-то вспоминаю слова одного из любимых героев:
«У ученых все ясно: не изобретай лишних сущностей без самой крайней необходимости. Но мы-то с тобой не ученые. Ошибка ученого - это, в конечном счете, его личное дело. А мы ошибаться не должны. Нам разрешается прослыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одного не простят: если мы недооценили опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто не имеем права пускаться в рассуждения о молекулярных флуктуациях - мы обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах. И слава богу, если окажется, что это была всего лишь флуктуация, и над нами будет хохотать весь мировой совет и все школяры впридачу...». (Стругацкие, «Жук в муравейнике»)
Минуем город. На улице, кстати, выходной, и несмотря на не очень радостную погоду люди выбрались на пикники на ближайшую живописную речку Шуонийоки. Машины хорошие. Кладбищ много.
Мы сворачиваем на юг, углубляемся в зелень леса и тоже делаем остановку у живописного шуонийокского водопада, достаточно крупного для равнинного.
Через пару-тройку десятков метров после водопада упираемся в пост. Неприятная мысль – обратно по дороге с облаками? Молоденький пограничник поднял руками шлагбаум (секретная система, чтобы враги кнопку автоматического подъема не нашли). Первым на его пути был Кабанчик. «Путешествуете..», - с плохо скрываемой грустью спросил солдатик, оглядев трещащую по швам машинку с лодкой на крыше и вечно выпадающими к нам на головы съестными припасами. Объяснили, что решили срезать с Рыбачего на Лотту, даже паспорта показали, хотя по нашим «загорелым» лицам итак все было видно. Паренек поинтересовался – проверяли ли нас в Титовке. Услышав ответ, что «по пути на Рыбачий – да, а вот сегодня пост бездействовал и шлагбаум исчез», пробормотал что-то насчет «выходного», поинтересовался – наша ли компания за нами стоит, - и пожелал счастливого отдыха.
Нас ждала прелюбопытная дорога через Приречный. Около 80-100 км. по роскошной высокой песчаной насыпи через болота и сумрачные высокие еловые леса. У меня какое-то дежавю – Урал. Кстати, о самой дороге. Часть ее покрыта неплохим асфальтом, дальше – только песок, но дорога хорошая. Строили недавно и основательно – под какой-то серьезный проект. Рудник и металлургический комбинат в Приречном закрыты 20 лет назад, в Скандинавии даже снят фильм «Приречный – город, которого нет». По-моему, только один небольшой рудник работает у нас по пути. Шаг вправо – и если не болото, то система, и по сей день хорошо сохранившаяся. Ближе к Лотте начинаются небольшие песчаные холмики – метров по 50 ввысь, – которые иначе как «покрытые сосняком барханы» не назовешь. Очень светлые и живописные.
Наконец выезжаем на дорогу, что идет от Верхнетуломского на запад вдоль Лотты. Вечереет, приглядываем местечко, где нам предстоит отдохнуть и подождать еще один экипаж. Не мудрствуя лукаво, сворачиваем на тихое и безрыбное Риозинъярви. Дождь прекратился, низкая облачность как серое пушистое ровное покрывало. Тепло. Редкое тепло. Около 17 градусов. Мошки…

Коалланйоки и окрестности
…Полчища мошки. Нас ждет уютный вечер и день вчетвером на берегу чистого озерца под сенью стройных сосен. Попадаются сыроежки (вообще с грибами нынче не ахти) и мухоморы. Спим. Пытаемся выловить хоть что-то в окрестных озерах. Пока два Сереги изволят опочивать, мы с Олегом отправляемся за дорогу, что идет вдоль Лотты, на озерцо Акким. Там тоже никого не поймали, зато наткнулись на несколько остатков фундаментов (похоже, пограничники) и бочку, в которой жирные техномуравьи соорудили себе дом. Вообще-то мы ждем Новиковых, - они уже летят к нам с Белого моря с ведром мидий, усеянных жемчугом «выбей зуб». Летят так, что за пару часов до их прибытия поднимается ветрище, который приносит похолодание и дождь. Киа с подсосом. Наконец компания в сборе и переночевав в нашей уютной «квартирке» еще раз, мы отправляемся на запад, по вдольлоттинской дороге исследовать неисследованное. Интересные места. Справа – заболоченные леса, взрезаемые системами озер. Где-то там прячутся заброшенные исторически интересные деревни и жирные сиги. Слева – величавая Лотта. Порой она течет средь поросших прозрачным сосняком песчаных сопок, разрешая полюбоваться вязкими водами цвета обсидиана в благородной золотой оправе песчаных берегов, порой разливается низкобережными озерцами с отраженными в их водах острыми елями. Дальше появляются пороги – широкие, прозрачные. Древняя табличка, что лов должен быть лицензирован, Буханка. На трассе, по которой мы едем, ни одного московского и петербургского номера. Вообще машин мало. В основном мурманчане и финны. Наша цель не Лотта, а спрятанная за чередой сопок некая бурливая речушка к югу от нее, дорогу к которой я углядела на гугле. Поскольку поисковики выдают немного туристическо-рыболовной информации про эту речушку, Коалланйоки была взята «резервным» вариантом. А теперь представьте наши эмоции – ни одного московского или петербургского номера по пути, подъезжаем через кучу сопок к заветной речушке и видим Мерс GL на низкопрофильной резине с подмосковными номерами. (…!?!?!?!?...) Впрочем, экипаж из Химок оказался скорее исключением из правил – ребята катались по Мурманской области по работе и решили заехать порыбачить. Для меня по сей день загадка – чем немолодые добропорядочные жители Подмосковья руководствовались при выборе места. В момент нашего появления они подсобирывали свой лагерь, чтобы двинуться дальше. В кустах прятался мурманский Опелек (или Фольксваген, не помню) – хозяева ушли через болота на отдаленный порог Коалланйоки, - в общем-то и вся компания.
Поскольку пороги Коалланйоки образовались из вздыбившейся средь низины подболоченной гряды, вариантов стоянки было немного – прямо по краям дороги у моста, как и поступили наши предшественники. Пикник на обочине. Ну, водители сразу оценили весь романтизм нашего положения и расположились в креслах на мосту над глубокой чернотой реки пить вермут. Вообще вода Коалланйоки очень прозрачна. Мост тут же окружили стаи прожорливых гольянов – появилось новое развлечение «поймай гольяна». Великий Новиков первым делом закинул удило и вытащил глупого щуренка (или харька, точно не помню). Отпустил. Дурачок клевал еще несколько раз, пока Сереге это занятие не надоело и мы с ним и с виски не отправились изучать верхний порог.
Красиво. Не смущает даже низкое косматое небо. Пейзаж очень сильно напоминает Урал – такой же хмурый и величественный. Черные ели, заросшие берега, очень прозрачная вода, тишина и умиротворение. Мошки, опять же. Самые симпатичные стоянки и симпатичные пороги достижимы только по болоту или реке. Именно так: машину в кусты, лодку подмышку, спиннинг в зубы – и вперед.
Следующие два дня нас поливал немилосердный дождь. Под ливнем на нижний порог выбрались Новиковы с Олегом. Сочувствую до сих пор.
Улов на Коалланйоки в экстаз не привел. Впрочем, вспоминая отсутствие трески на Среднем.. да и дальнейшие наши и не только наши похождения заставляют теперь задуматься о закономерности для этого лета. Скажем так: жареную и даже копченую рыбу мы ели. Не объедались. Кумжи, хариусы, по-моему, был за лето даже один голец – но не на Коалланйоки. Грибы тоже ели. Не солили, но жульены были.
О дороге. Далее коалланйокского моста дорога идет в сторону оз. Ловно. Говорят, там есть рыба. ))))) И база. Мимо нас проехала Уазка, остановилась стравить колеса. Мы в этот раз на Ловно не поехали. Хотя места к югу от Лотты ой какие интересные. Но это для любителей водных или санных путешествий. Ибо дорога там одна – вдоль нынешней системы.
Одурев от дождей, мошек и зимних бахил срываемся на юга. Естественно, как только срываемся, так облачность начинает подниматься и обратную дорогу в сопках мы наблюдаем красоты и просторы, что были скрыты от нас по пути сюда. Это тоже Кольский. Другой Кольский. Холмисто-лесисто-болотистый, строгий, чуть торжественный, по-мальчишески нахмурившийся.
Только сейчас я понимаю – как я скучаю по этим дождливым дням и надоеслым болотам.
Движемся в сторону Колы по вдольлоттинской дороге. Осваиваем отрезок до Туломы, который Новиковы освоили, а мы еще нет, поскольку ехали со стороны Никеля. Отрезок препоганейший. Песчаная насыпь через Приречный куда лучше, чем эти каменистые заплатки-тёрки.
Чем дальше на юг – тем выше температура и облака. Настроение тоже улучшается. Жду встречи с Хибинами. Хоть и не самые мои любимые, но горы. Горы, которые встречают тебя на Кольском – куда бы ты ни ехал. И провожают. С трассы они похожи на большое многолапое спящее создание – очень умиротворенное. Они были к нам добры и великодушны.
Фото тут: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141422/

Хибины
Милые, уставшие измученные Хибины. Пришли люди и опустошили вас. Грызли, рыли. Нет, я не зеленый эколог и не сторонник первобытного общежития. Хотя люди тянутся к первобытному общежитию – все эти бесконечные туристы, включая нас самих, которые едут к вам, Хибины, в гости. Такое общежитие на природе, где очень спокойно, но довольно шумно. Медведь точно не придет. Если только лемминговая полевка с задранным как антенна маленьким хвостиком сунет деловой нос в кухню. Да и плотность комаров уменьшилась.
Но не туристы делают вас лысыми. До перевала, где начинается Кунийок, пейзажи довольно унылые – хорошо, если так и было изначально. В долине Кунийока вырубки под месторождение на Партомчорре. Вырубки страшные. Не знаю, вырастет ли там что-нибудь когда-нибудь даже если очень постараться. Не Черноземье.
Наша «квартирка» была обнаружена на озере Щучьем – на Гольцовом дул ветер и по ходу все стоянки были заняты. Очень быстро мы осознали выгоду своего положения – купание! А что касается порыбачить на Гольцовом – не вопрос, на лодке легко пробраться. И на Кунийоке тоже кое-кто ловится. Так в рыбалке и стиралке прошли два удивительных солнечных дня. Дождик едва сбрызгивал, после чего горы наряжались ожерельями радуг. По ночам их синие плечи озаряла полная луна. Мы с Машей немножко полазали в сторону озера Академического. До озера не долезли, могли не обернуться в указанное время и получить ремня. Я все время сравнивала Хибины с Ловозерами и Мончетундрами. Хибины опасней. Спасибо им за то, что они были к нам добры и подарили красоту солнечных дней. Но реально сами горы сложнее. Изнутри они уже не кажутся таким большим мирно спящим зверем, как с дороги. Нет, приключений на филейные места можно где угодно найти - и в других горах, и не только в горах. Хибины намного проще своей проезжабельностью и «колейностью» многих ущелий. Но сами склоны с ползущим курумом разной величины не вызывают желания спускаться по ним второпях и ночью.
Ну и, все-таки, мне как-то ближе Ловозеры. Они разнообразнее, многоголосней, зеленее… Сколько там воды в разных ее ипостасях – полноводные речки и ручьи, чаши озер и чашечки каскадов, водопады и водопадики…. Не знаю, сколько там сейчас людей, но раньше точно было меньше, чем в Хибинах.
Каких только голосов не услышишь на сквозьхибинской дороге. Один вечер огласился паровозными и автомобильными гудками. Мы, наслаждавшиеся тишиной, луной и усталостью, выползли из укрытия поглядеть – что же там происходит, - и встретили пеструю компанию с обклеенной Маздой во главе. Остальными участниками ансамбля были Шнива, Джимник и, кажется, Форд. Что-то типа молодежной экспедиции «Русский север 2012». Из Шнивы и Мазды высыпалось, кажется, человек 10 обоего пола, после чего главный телепузик (водитель Мазды, в общем-то единственный в болотниках) отправился с Сережей Новиковым мерить глубины брода на Гольцовое. Водителю Шнивы оставалось только удивляться красотам, результатам и перспективам. Итог был таков – пестрая веселая молодая бесшабашная, чуть наивная и чистая компания, у которой из карт – лишь атлас Мурманской области, а в планах Рыбачий, - метнулась всеми четырьмя машинами до Гольцового, поглядела на ветер и занятые места и вернулась на близкую к нам стоянку на Кунийок. Похоже, ребята и утвердили солнечную погоду на несколько дней вперед. Сегодня даже чуть грустно – были дни, когда ты сам был молодым, безбашенным, чуть наивным, обходился без GPS, плитки и дорогой обувки, жадно ловил взглядом каждое облако и каждый луч в листве. И тогда, только тогда природа дарила тебе самые ласковые дни. Наверное, так и должно быть. Все время оставаться детьми невозможно – надо и жизнь во всех ее красках узнать, и шторма повидать, да и хипповать в 50 лет несколько нелепо. Спасибо ребятам, что приехали, привезли заряд молодости и солнце. ))
Солнце очень помогло нам с Машей на следующий день во время ползанья по горам, ну а у Олега по случаю хорошей погоды были свои планы. 4 машины и полудюжина красивых девчонок! И отправился Олег со спиннингом на берег прозрачной чуть голубой Кунийок-реки искать в тиши и глуши гор «прекрасных байдарочниц». Вернувшись вечером, мы застали его расстроенным и разбитым. Он даже не отвечал на призывы Великого Новикова в рации – «Михалыч, я тебе двух голодных тёток везу». Зато на этот призыв отозвались из рации на неопределенном русском диалекте какие-то другие люди: «Михалыч, ну где ты там». Рассказ Олега был короток. Прекрасные байдарочницы - миф. Его ждало самое большое разочарование в жизни. На берегу веселой горной речки после купания обсыхали два обнаженных представителя его пола, не самых стройных представителя.
Утешали Олега всем колхозом. Впереди у нас была белая ночь у костра, вкруг гольца, подвешенного на копчение словно тотем. S.G почему-то в эту ночь решил поспать, ну а мы над его головой долго пели, играли на синтезаторе и гитаре. Такие ночи запоминаются.
Наутро Кабанчик в компании Киянки и зеленого Крузака рванули в сторону Кировска, перевидав на своем пути машин и пешеходов великое разнообразие. Подмосковье было представлено ребятами лет по 18 на ушатанной «классике» и лихой пенсионеркой на ВАЗ 21213. Чего и кого только не встретишь в Хибинах.
Фото: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141423/


Кировск

Сделали остановку в приятном опрятном городе Кировске. Ну, во-первых, пейзажи. Я бы не отказалась, если бы из моего окна были видны горы. Вообще города такого рода – вблизи значимых природных образований (горы, крупные водоемы) - накладывают свой эстетический отпечаток на людей. Люди здесь немножко другие. Не знаю в чем.. в них меньше мелочного зла что ли… Во-вторых, Кировск очень порадовал чистотой на улицах – это буквально бросается в глаза. Ну и, в-третьих, наверное, генофонд. Конечно, везде есть разные люди, но в целом мне встретились очень приятные, доброжелательные и.. уверенные в себе – сегодня это редкость. Такой уверенностью может обладать лишь человек, знающий свою силу, и, прежде всего, внутреннюю силу. Он не будет жаловаться на жизнь – толку-то. В любых условиях он будет делать свое дело насколько это возможно, чтобы эту жизнь улучшить. Может быть это и звучит обреченно, но, по крайней мере, помогает выжить.
Такие же люди строили старый завод в Кировске. Сегодня монументальные корпуса разрушаются – даже не верится, что столько трудов можно бросить коту под хвост.
Даже немного грустно покидать солнечный город в горах. Прощаемся с Апатитами, которые (тоже не верится) раньше были знамениты своими научными институтами, а нынче – областной дуркой, - минуем ласковую Имандру, с заполненными по случаю редкого погожего дня пляжами. Суббота. Кстати, в Кировске было много свадеб. И от самого города в компании с нами едет украшенный белый Лексус с букетом на заднем стекле. Похоже за рулем невеста, притом она в машине одна. Мы свернули на Ковдор, Лексус помчался на Питер.
Фото: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141435/

Лива
Это был еще один резервный вариант – от Олега. Проезжаем красивую полукилометровую дамбу на Кандасе, минуем мост между Ниж.Чалмозером и Верх.Пиренгой. На нем штук 30 изумленных рыбаков без рыбы провожают нас самыми разными взглядами – в 20 метрах выше по реке проходит граница лицензионного участка. Затем еще километров 30 проезжабельной утомительной однообразной дороги – и вот мы уже ищем стоянку на Ливозере. К речке Ливе дорог нет. Самые пристойные стоянки на озере заняты машинками с мурманскими номерами, от Логана до Газели. Непристойные – замусорены. Каждая разведка проходит в сопровождении полчищ жирных комаров и мошки, способных вызвать панику и обратить в бегство. Нет, допускаю, что если бы это был первый и единственный случай встречи с москитами за всю поездку – расстройство было бы куда меньше. Не утешает даже хорошая погода. (Отступление: Вообще, нынче насекомых было много, разных и повсюду. В конце сентября, никогда не хватавшая клещей, я зацепила троих на трассе недалеко от Клина.) Делать нечего. Разбиваем лагерь, достаем пиво и пианино, затягиваю москитник, накачиваем лодку.
В целом по рыбалке Ливозеро и впадающая в него река напомнили Коалланйоки – разве что окуней побольше, но не крупнее онежских. По пейзажам – Вуокса. Место милое, но не более. И не для нас – Вуокса ближе.
Докучи я нашла здесь ОРВИ и через пару дней мы с Сережей сорвались на юга – была договоренность с нашим другом Пашей.
Фото: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141455/

В Есино
Любимое, дождливое на сей раз, Заонежье… По прибытии оно еще встретило нас последними закатными лучами и звездным небом. Ехали мы долго, особенно от Сегежи до Медгоры 2 часа по причине дорожных работ. Прибыли в час или в два пополуночи.
Утром небо затянуло - в Карелию пришло похолодание и дожди. Хорошо когда есть дом и баня, но сидеть на месте скучно. Немного спасает библиотека по истории края, заботливо собранная Пашей, но ведь эту историю хочется тут же на месте и потрогать, благо она еще есть и не рухнула. Мальчики походили по участку с металлоискателем. Нашли пачку от йогурта. Увы, даже без йогурта. 8 августа в онежской Кефтень-губе уровень воды поднялся настолько, что от сходен чуть не унесло ступени, а Казанка, сидевшая на мели не хуже «Берега надежды», плавно заскользила по поверхности. В это же время подтопило Кемь и Маткожненскую ГЭС. На следующий день мы с Сережей не выдержали и рванули под проливным дождем по малому заонежскому кругу по церквям и часовням: Космозеро, Великая Губа, Кондоберега, Усть-Яндома, Типиницы, Поля, Толвуя. Съезжать с главной не очень хотелось из-за сырости. Петрозаводск передал штормовое предупреждение. Ладно. Яндомозеро, Онежены и прочее – в следующей раз. Нынче наиболее сильное впечатление произвела церковь в Полях. Впрочем стоп – все деревянные заонежские храмы очень привлекают своей гармонией в сочетании с окружающим ландшафтом, удивительной вписанностью в пейзаж. Поэтому и классическая Варваринская часовня в Есино-Часовенской, притаившаяся на старом погосте под сенью крученых мощных сосен; и уютная придорожная часовня в Типиницах; и молчаливо-строгая церковь в Космозере, повидавшая на своем веку и молящихся, и извергов; и аскетичная Кондобережская часовня на берегу Онего, тронь и она гордо поплывет, - все они производят впечатление своей уместностью, гармонией. Ильинская церковь в Полях же – это нечто особенное. Большой храм, венчающий небольшой ровный холм среди редких для Заонежья полей: амбиции или любовь к всевышнему? Полет фантазии или апломб? Или просто чувство прекрасного с умелым плотничьим мастерством и «мастер-классами» на каменной петербургской архитектуре. Умиротворенное, без лишней экстатичности, восприятие бога и мира. Сегодня этот уникальный храм - бревна колокольни еще украшают старинные «треугольнички» и «галочки», согласно которым ее складывали (позже их заменили цифры) – ветшает и перекашивается. Честное слово, ни одному антихристианскому духовному лидеру не под силу сотворить со старинными церквями то, что творят сегодня те, кто ответственен за содержание этих церквей. Даже в советское время за ними как правило следили реставраторы из столичных мастерских. Больно. Церковь в Яндомозере, говорят, доживает свой срок. Церковь в Полях никто не восстанавливает, ее ждет та же участь. Как и не было христианства среди наших предков. Нынешние заонежане следят за храмами по мере своих скромных возможностей. Но что может сделать петрозаводская дачница, кроме как с любовью убрать храм (пусть и не в согласии с канонами), навести порядок, поставить цветы, повесить занавески. Спасибо ей. Обращает на себя внимание столик, сделанный из цельного корня дерева, с дверцей под «ящичек» - этот столик мастерски сделал брат женщины из Полей. В прошлом году он утонул в холодной воде с еще одним жителем Полей, пытавшимся возродить жизнь в деревне – именно его новый добротный дом стоит рядом с церковью. Пять лет он строил его сам. Сегодня дом никому из родственников не нужен. Кстати, этот же человек (в XXI веке) первым решил сделать в Полях колодец. Не доделал. Но вообще вопрос отсутствия колодцев в деревне очень удивляет – именно это и загубило окончательно большое село, раскинувшееся на плодородной земле. Мы подвозим жительницу Полей к сестре в Великую Ниву. У нашей собеседницы в семье росло около 8 детей. В деревне был мощный коровник, выращивали до полусотни телят, в полях заготавливали сено, садили картошку и прочие неприхотливые овощи. Воду брали из небольшого озера неподалеку от деревни. По зиме отец ходил с лошадью, рубил на озере лед, приносил воду и льдинки на бровях и в бороде. Нынче озеро совсем зарастает – его уже не видно даже с колокольни. Переехавшая в Петрозаводск наша собеседница, приезжает на лето с мужем в двухэтажный родовой дом, питьевую воду привозят с собой, а под стоки устанавливают ведра собирать дождевую воду для мытья. По ее словам в последние годы в Поля пришли гадюки, которых раньше не было, а в Заонежье стало больше медведей, меньше лосей и зайцев. Заонежане говорят, что причиной могут быть многочисленные форелевые хозяйства, которые зарывают отходы своей деятельности, очень привлекательные для медведей. Уже месяцем позже очень близко от крупной деревни Космозеро при нас лайка нашего знакомого «держала» в лесу косолапого.
Слышатся разговоры, особенно разных национальных региональных обществ, о создании в Карелии вообще и в Заонежье в частности зоны экологического туризма. Но дальше семинаров «на заданную тему» эти разговоры не уходят. Так и продолжается – села тухнут, бесбашенные девушки падают с регулярностью раз в пол года с Воттоваары. Завели одну «историческую деревню». Вдалеке от дорог – ни красоты, ни удобств, ни рекламы. Расскажу о подобном позорном проекте в Заонежье. Простите, язык не поворачивается назвать его как-то иначе, поскольку проект заранее утопичный – читай «отмывочный». Прямо показуха какая-то. Есть на юге полуострова еще живая деревня Усть-Яндома. Сегодня к ней от основного «вкругзаонежского тракта» (качественной грунтовки советских времен, которую со всех сторон обступает приболоченный и частый ивняк) ведет разбитая вусмерть дорога. Ну, по крайней мере мы в сезон летних муссонов на лифтованном Патфайндере туда не полезли, хватило 100 метров. Душа не жаждала эксперимента. Так вот, в этой самой Усть-Яндоме планируется создание эко-туристической территории. Вот ее эскиз:


Вот источник картинки – Правительство Карелии:
http://www.gov.karelia.ru/Power/Ministry/Development/Tourism/Plan/41.png
Я здесь вижу всё – подогреваемый бассейн, АЗС, торговый центр, Аквапарк. Не вижу – где №36 – памятник федерального значения Георгиевская часовня, одна из самых старых в Заонежье. Забыли указать, конечно, просто опечатка. Не подумали о памятнике.
Но это пол дела. Переходим к Речному вокзалу, пристаням для яхт, комет – это серьезные дноуглубительные работы, поскольку дно там песчаное, очень долго мелкое и достаточно пологое. Вопрос электричества. Вопрос окружающего пространства – туристы захотят грибов и ягод, поскольку шашлыки, танцпол и аквапарк легко найти в мегаполисе. Здесь же – почти все южное Заонежье – частый ивняк в гадкой заболоченной местности. Ну и автодорога к Усть-Яндоме – далеко и не для каждой новой иномарки.
Возвращаемся с несколько грустными мыслями. Наверное, Заонежье сегодня могут спасти грамотные бережливые хозяйственники. Не бюджетная программа и не безумные проекты по экотуризму. А люди, подобные новгородцам, пришедшим сюда в XIII веке. Новые люди, потому что старых вытравили репрессии и война. Только вот не очень дают им развиваться…
В последний день «природной части» отдыха утверждается просто пасмурная, но не дождливая погода. Посему мы решаемся отправиться на лодке на Святуху. Лодка 3,80, мотор 8 л.с., 60 км. в один конец, на открытом Онего шторм, вода +18, воздух +10. Самое жалкое зрелище мы, конечно, представляли на открытом участке пути – от Толстого наволока до Цингострова. Пока милый на корме резвился и ловил волну подобно серфингисту, я ползала на носу как паучок, пытаясь цепляться за прыгающую герму, рыболовный чемодан и канистру с бензином, чтобы они не упрыгали на корму и лодка не перевернулось в своем глиссе нафиг. Сидя на носу лицом вниз и нюхая бензин во время шторма, я вам скажу, испытываешь не самые сладкие ощущения. Где-то час-два мы так пропрыгали, после чего нас приняли показавшиеся удивительно спокойными воды ласковой Святухи. На берегах даже встретили пару лагерей байдарочников. Да, сегодня это красивейшее место доступно лишь с воды. Ну и слава богу, наверное. Потому что даже с таким уровнем доступности мы обнаружили здесь свалки мусора. Впрочем, колонию лисичек на одном островке тоже обнаружили. Красиво. Очень красиво. Эти островки и полуостровки, скалы и равнины, водопадики и тихие «саргассовы» заводи, покрытые лилиями и просматривающиеся на несколько метров вглубь – еще изучать и изучать, смакуя каждый уголок, обладающий своим «лицом» и своей душой. Потрясающее место. И тут форелевое хозяйство с добротными дорогими домами. По словам заонежан, раньше воды Святухи были чище.
Возвращаемся усталые, но довольные. Завтра нам в Петрозаводск – там день отдыха у Паши и домой.
Фото: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141457/

«Завтра» выглядывает солнце…. И на том спасибо. В городе на Онего культурно отдыхаем, наконец попадаем в музей ОТЗ – по-моему, сделан он для галочки, включает преимущественно макеты и старые фото цехов и агрегатов. Сам завод, говорят, сдан в аренду и, по слухам, планируется сделать там жилые корпуса. Сейчас оттуда доносится грохот швыряемых вещей. Вечером S.G устраивает лекцию у паровоза-героя на вокзале, открывая при этом все открываемые крышечки и вещая о кранбуксах, поршнях и рессорах. После столь содержательного вечера мальчики спали долго и сладко. Я воспользовавшись моментом получила в подарок доброе и нежное августовское утро, залитое приглушенным молочным светом, моим любимым светом северного неба, отраженным стенами домов… Какое удовольствие приносит после месяца бахил и москитного костюма обыкновенная спортивного кроя юбка, ювелирные магазины и завтрак в любимой кофейне – привычный набор из яблочного штруделя, латте и горячего шоколада. Говорят, пока мы не приехали, в Карелии было солнце. Завтра ранним утром мы уезжаем – после долгого перерыва дожди пойдут в Москве.

Фото из музея ОТЗ: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141456/
Тут все остальное, что не вошло в отдельные альбомы – Петрозаводск, Олонец, Свирь, Колйок, Никель, Кивач, Средний, Рыбачийhttp://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141404/
Есть еще ч.б. пленка – разные места понемногу: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/143486/

Радостно и громко похрюкивая, уже даже как-то освоившись, Кабанчик мчится по знакомой Ленинградке. Через пару месяцев его ждет новый хозяин. Пусть он будет к нему добрее.
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru


Последний раз редактировалось: mz412 (Ср Янв 09, 2013 10:47 am), всего редактировалось 1 раз

Ответить с цитатой
  Const  

СообщениеДобавлено: Сб Окт 27, 2012 11:48 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение             

Какой замечательный отчет, пошел фотки смотреть Килдинские

Ответить с цитатой
  Осипов Олег Модератор Возраст: 41
1996 Toyota Landcruiser

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2012 8:04 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

mz412 писал(а):
за следующую половину еще засесть надо - анонсы-то всяк писать может, а вдохновение-то поди поймай... ))

Не торопись, зимой читать намного интересней! Very Happy Rolling Eyes

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 7:26 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

БОРИС г.Королев писал(а):
Так и слышу двухаккордный норвежский "супердепрессивный" рок:D


Борис, исландский.. Embarassed Мы ж на острове.. ))
Дима,за следующую половину еще засесть надо - анонсы-то всяк писать может, а вдохновение-то поди поймай... ))
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
  Дмитрий  Возраст: 41
2002 Suzuki Jimny

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 6:31 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Да, чувствуется дождей вам досталось много )
Здорово получилось, эмоционально.
Ждем продржения Wink
_________________
Фото

Ответить с цитатой
  БОРИС г.Королев  Возраст: 51
2000 Jeep Grand Cherokee

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 12:40 pm
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Я про Кильдин и окрестности... Так и слышу двухаккордный норвежский "супердепрессивный" рок:D

Да, анонс что надо получился Wink

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 11:40 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

Олег, тык это еще не всё. )) Все что в конце перечислено, можно считать анонсом, Сергей прав. )) Просто нынче совсем нет времени пописать для себя, вот и решила хоть по частям писать, пока оно помнится.
Борис, это тоже еще не депрессия - дальше было депрессивней. )))))) В смысле погоды и малого пешего разнообразия, а не в смысле компании. Трясущаяся от смеха кухонная палатка на Рыбачем, душевные посиделки на Риозинярви, наш с Машей подъем в Хибинах с прятаньем от дождика под камушками, шторм в Онего, когда я пыталась на четвереньках канистры на носу поймать и не сделать под действием качки ничего непристойного... Не забыть бы всего этого. ))
Кстати. если кто-то что-то захочет добавить к моему еще не начатому рассказу о коллективной части поездки - велкам!
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
  БОРИС г.Королев  Возраст: 51
2000 Jeep Grand Cherokee

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 11:05 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Суровый край... и великая депрессия. Она присутствует во всём. Абсолютно во всём. Вот такая лично у меня ассоциация:roll:
А может это просто из-за дождей?Smile
Маша, спасибо за рассказ Smile

Ответить с цитатой
  Gal  Возраст: 36
1998 Toyota Landcruiser

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 10:45 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение             

У меня создалось ощущение, что это не концовка, а анонс следующих частей.

Ответить с цитатой
  Осипов Олег Модератор Возраст: 41
1996 Toyota Landcruiser

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 10:34 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение  Отправить e-mail           

Несколько скомканная концовка, я бы сказал...

Ответить с цитатой
  Gal  Возраст: 36
1998 Toyota Landcruiser

СообщениеДобавлено: Пт Окт 19, 2012 10:10 am
Заголовок сообщения: ''
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение             

Завораживает...

Ответить с цитатой
  mz412  Возраст: 43

СообщениеДобавлено: Чт Окт 18, 2012 1:21 pm
Заголовок сообщения: 'Под дождями'
Посмотреть профиль  Отправить личное сообщение    Посетить сайт автора         

ПОД ДОЖДЯМИ


Памяти Кабанчика…

Не люблю писать отчеты, которые следуют хронологии событий – «Сел на самолет, прилетел на Соловки, встретился с поваром, в первый день он рассказал как тут осел, во второй…», - но кажется нынешний год подкидывает мне именно такую задачку. Во-первых, таков был сам тип путешествия (перемещение на автомобиле, а не пешком, когда можно что-то резюмировать о достаточно небольшой территории), во-вторых, великая северная фея Погода была нынче чем-то расстроена и в течение месяца мы имели отсилы 10 солнечных дней.

Когда я впервые оказалась на Кольском, в Ловозерах, единственным подходящим для его природы определением было – Кольский осторожен. Карелия добра и милостива, хоть и может рассердиться, но все же принимает с открытой душой почти всех. Она как мать, как женщина. Кольский встречает молчаливым ожиданием, хмурым небом и готическими, почти черными, елями. Смотрит, изучает тебя. Но если раскрывается, считай себя избранным. Почему осторожен? Кажется я поняла почему, нынче после Хибин, где была впервые. Настроение Хибин – уставшие. Говорите «туристы разрушают Кольский полуостров»? (это такое название статьи в тырнете было) Не отрицаю гор мусора, допущу даже, что треть их оставлена приезжими (несогласным со мной рекомендую заглянуть на озера, посещаемые местными, а не туристами). Но ни кольские рыбаки, ни московские туристы не в состоянии своим мусором сотворить то, что творится на протяжении 40 км. от Никеля до Заполярного (теперь я понимаю, почему Мончегорск называют «жемчужиной Заполярья»), нанести урон, равный зверскому вырубанию лесов в и без того истерзанных облысевших Хибинах, забросить в тундре километры ржавеющей колючки и тонны ржавого железа, оставить дыры обрушающихся рудников и отвалы вокруг них… Боги, как прекратить насилие над землей, где еще иногда ступает ваша легкая нога? Как уберечь горы и тундры, где вы еще иногда танцуете? Вы видели, боги, териберскую помойку, - горы мусора заботливо прикрывают ромашки. Невероятно плотно растущие, невероятно белые, как девственный снег, они напирают со скал на мусорные кучи, открытые всем ветрам на побережье Ледовитого океана. Ромашки на помойке. Чистые, невинные, как большинство здешних людей, - они упорно не желают сдаваться натиску тех, кто создает на Кольском глобальную обочину цивилизации.

Ого, у меня получается высокая трагедия. Но зритель всегда смеется, когда актер плачет искренне. Это законы психики – понятия не имею чем обусловленные. Поэтому простите мне мою излишнюю патетику и тоску – дождями намыло, наверное. Очень постараюсь не скатываться в философию цивилизации и писать отчет, то есть рассказывать по делу – как ехали, какая была дорога и какой жирности окуня попадались.

О погоде.
Коль рассказ о прошлогодней поездке назывался «Под радугами», то нынешний в еще более полной мере заслуживает своего названия – «Под дождями». Приехали на север весной, уезжали осенью. Лето было 4 дня.
Не буду лукавить. Я мерзла, болела (умудрилась подцепить в лесу ОРВИ), мне надоела мошка и комары – не помню путешествия, чтобы в течение столь длительного времени наслаждалась всеми этими прелестями, не позволяющими отдыхать полноценно, то есть – носиться.
Плюсы поездки – мы открыли для себя новые места. Среди них как откровенно всемирно известные Хибины, где уже Голливуд фильмы снимает и куда мы бежали отдыхать от гнуса, так и всякие разные йоки и ярви к западу от М18.
Во многом благодаря погоде путешествие получилось ознакомительным. Во-первых, мы нынче мечтали попасть в некоторые очень интересные места, в одно даже сунулись – хорошо, что первое препятствие возникло через 5 километров, а не через 45: было бы обидно проделать такой путь засесть в болоте и не достигнуть цели. Дожди размыли все, что могли размыть. Поэтому были взяты варианты других новых мест, которые поначалу считались резервными.
В каких-то случаях погода дала возможность остановиться. Посидеть/полежать под дождем, подумать, прочувствовать.


Лето 2012 или как мы Кабанчика мучили

Жил бы Кабанчик. Нормально жил в Канаде. Потом сносно пару лет в Москве – ухаживали за ним, чистили, маслом дорогим кормили. А потом волей случая он оказался у нас. И повидал свет. Тьмы не повидал – белые ночи стояли.
Собираем его в дорогу. Запихнуть что-то еще в салон можно только «с ноги». Двери открывать - подставляя подол. Тормозить резко нельзя – сверху всего барахла лежат упакованные в картон бутылки, если полетят через лобовое стекло, будет «Катюша».
Бампер и гофру Кабанчику оторвали на Кольском, почти в самом начале путешествия: звук получился как у хорошей шишиги. В конце поездки колесо проткнули (дорожные работы в р-не Лоухи). Он честно хорошо показал себя на трассе. А что до бездорожья – готовить кабанчиков надо перед тем как в глину тащить на лысой резине просевшими под тяжестью барахла с лодкой и топливом на крыше. И не ездить мимо дороги, если в метре есть нормальная.

В темповом отношении нам повезло. Первый день из Москвы и последний день в Москву оказались понедельниками. Шли очень бодро, даже Волочек по пути на север проскочили минут за 15, обратно медленнее, но все же минут за 40, а не 120. Главные задержки в пути были связаны с основательным ремонтом трассы. Два часа шли между Сегежей и Медгорой, любуясь высоким профессионализмом сейдоукладчиков (попробуй – сооруди придорожную пирамидку с такой точностью на такой тяжелой технике). На Кольском ремонтных работ меньше, зато много мультяшных «фотокамер» - смешные такие, с антеннками-усиками.
От Ковдорского поворота до Медгоры, кстати, ехали тоже в понедельник: такого количества московских номеров и внедорожников не видели ни разу. «Тормозни у знака Мурманской области, коли мы уж Полярный круг про(фук)али» - доносится из рации. Перед Медвежьегорском даже попался навороченный чОрный Хаммер с элегантными лысинами в окнах. А вообще, в Карелии стали пользоваться популярностью черные уазки Патриоты. Я даже озвучила что-то типа начала стиха «Карелия – край черных патриотов», милый тут же опустил меня на землю - «Это Африка».

В общем и целом автомобильные перегоны нынче сознательно планировались без спешки и переутомления – чтобы успеть полюбоваться закатами. Так в первый день стартанули уже в десятом часу и к шести не напрягаясь доехали до Свири, где устроили первый романтический ужин с комарами на высоком берегу, разглядывая устройство проходящих мимо судов. Надо сказать, что ночью эти суда шуршали своими большими телами не переставая. Каждый в свей тональности. Двигатели теплохода «Андрей Рублев», к примеру, гудели в глубоком и отрешенном си-минорном трезвучии.
Старательно упакованный дома Кабанчик после первой же стоянки не упихивался так же аккуратно: давишь в сзади, выползает справа и слева, двери теперь приходится открывать чрезвычайно аккуратно. А лучше не открывать вообще.

Второй день путешествия: реализую давнее желание – посмотреть на Олонец. Как-то по осени проезжала его насквозь, спеша к приладожской дороге и с тоской оглядываясь на реку, на умиротворенные деревянные улочки, залитые золотом вечерних лучей и осенней листвы. Нынче прежнее очарование куда-то убежало. Или еще не прибежало. Или что-то изменилось во мне? Нет, Олонец мил – древняя столица живет и дышит сегодняшним днем. Здесь попадаются еще старинные дома, здесь реставрируют храм (правда разрушен мост к нему), но не в архитектуре дело. Исчезло то первое ощущение – что-то ностальгическое, что-то истаивающее золотой паутиной в далеком осеннем вечере.

Едем в Петрозаводск – впереди день отдыха и встреча с моим старым другом. Успею передегустировать новый вариант кондопожского пива (Сережа открывает для себя самбуку), поутру сбегать в Министерство культуры, где молодежь пьет на крыльце шампанское, потом изучить онежское пароходство, облазить задворки парка культуры и отдыха, найдя там танцпол брежневских времен, поправить здоровье под грозой на Киваче и пройтись по вечерним улицам моего любимого города. Он сильно изменился за почти 20 лет нашего знакомства. Изменились люди – именно они приносят с собой перемены в облик домов и улиц. Выросли страшненькие торговые центры, стройка который год торчит бельмом на центральной улице, там, где раньше был скверик, позорным образом трещит асфальт на «ключевых» дорогах: Ленина (центральная улица), Шотмана (по ней все въезжают в город с М-1Cool, Гоголевском мосту (а он соединяет две половины Петрозаводска, разделенные ж.д.). Люди.. какие-то другие люди ходят.. Молодые громко ржут, взрослые озабоченно спешат по домам. Мы ведь тоже были молодыми. И мы любили город на Онего за чувство свободы, которое он дарит. Мы улыбались озеру, не боясь выглядеть странными, играли музыку, рисовали, фотографировали, стихи писали, эпос читали, да и пиво пили – как не без этого! Наши духовики забирались белыми ночами на высокую крышу консерваторского общежития и устраивали концерты. Нынче крыша пуста. Хоть и пиво на улицах пить запрещено. Если хочется – можно потягивать некую пузыристую дешевую и одновременно недешевую жидкость в летнем кафе на набережной под караоке.
***
Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.
***

Может, я становлюсь старой брюзгой. Но если это так, почему возвращается та эмоциональная вуаль прошлого, когда мы идем по почти пустым улицам, не тронутым новостроем? Почему возвращается она, эта добрая фея вдохновения, когда мы встречаем содержательных людей – художницу на набережной, геолога в магазине сувениров… Лишь такие встречи со светом в глазах, да нетленный отраженный молочный свет северного неба, дают надежду.


Чупа и чупец

«А мы пойдем на север». В два приема. Очень сложно преодолеть магический сонный отрезок Кемь-Чупа. Уж и седативный кофе в Кеми стараюсь не пить, и дорогу, вроде, подлатали – все равно, нынче, кажется, даже я, вечно бдящая, проваливалась на этом отрезке в полудрему и по пути на север, и обратно. Поэтому изначально было решено – когти не рвем, ночуем в Чупе, наслаждаемся тишиной, чистым воздухом и закатом на Белом море.
Странно, но вопреки байкам, удручающего впечатления поселок не производит. Жизнь идет своим чередом – люди спокойны, некоторые домики даже процветают, на причале – рыбалка, лихая поморская женщина вылавливает зубатку, которой тут же заинтересовывается страшно деловой, но при этом степенный рыжий спаниель с мохнатыми лапами. Вообще-то зубаток он не ест, а вот креветок лучше прятать.
Однако чупец догоняет, и придя домой проваливаюсь в полное небытие. Догонял чупец и на следующее утро, аж до Кандалакши. С благословения Василия – а как же, без него нельзя! – въезжаем на Кольскую землю. Погода не радует уже с утра, периодически видимость в туманотучах сокращается метров до 100. Ну как же так, - думаю я, - ну ведь я хочу видеть свою любимую землю, я так ждала встречи со своей любимой тундрой, где еще танцуют боги, уходите тучи, покажите мне Хибины и вольную Имандру! Напряжение настолько сильно, что сводит скулы и хочется зевать. Покрывало туч постепенно поднимается. На речке Вите, где стараемся всегда остановиться и расправить плечи, показываются дали прозрачной теплой Имандры и заспанные затылки Хибин; едем еще северней по трассе – солнце балует склоны Ловозер; наконец – поворот на Териберку и светило озаряет застывшие волны любимой горной тундры! Хорошо настолько, что хочется плакать. Синеют озера, провожают любопытными взглядами окон дома-скворечники Канентъявра, дорога взмывает в небо по покатому боку мшистой сопки и падает вниз, вот знакомая свертка на Верхнетериберское, шандоры над подземным водоводом, дамбочка, дамбочка и еще раз дамбочка, - обрадованный солнцем и новыми роскошными далями Кабанчик рвется дальше, по еле заметной колее почти вертикального склона, лишается гофры, зато обретает до конца путешествия мощный «хрюк», - приехали. В дверь врывается неповторимый кисловатый запах нагретой тундры и полчища комаров с мошкой, которые не в состоянии сдуть даже крепкий вечерний бриз. Тепло, пока ветер без камней даже успеваю вымыть голову, сушить, правда, приходится на самом ветру, иначе сожрут. Милый убегает на ближайшую сопку – чтобы не скучно было, с губной гармошкой, - и в полночь цветущая солнечная тундра оглашается импровизациями.
Ночь приносит короткий сон часа на три – усиливается ветер, громко хлопает тент. Утро выдалось хмурым и прохладным. Кабанчик быстро упаковывается «с ноги» и с громким хрюканьем заправской шишиги отправляется в Териберку.

Альбом «Северными дорогами»: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141404/


Териберка - ромашки на помойке

Пока яхта «Катарина» вся в трудах, изучаем поселок. А трудов у нее выдалось много – надо было вернуться с востока, потом совершить прогулочный маршрут по окрестностям, в промежутке форс-мажор – отбуксировать из губы Долгой катер с туристами.
Мы за это время успели поспать, поставив палатку на городском пляже, изучить красивую чашу озера Батарейного, вытекающий из нее водопад (который нынче называют «Териберским», хотя до строительства ГЭС мощный Териберский водопад находился на реке Териберка) и окружающие скалки; заснять авианосец «Викрамадитья» (Индия опять не приняла его, опять какой-то котел не стал работать); скататься к поселку разработчиков Штокмана по новой мощной дороге, взорванной в скалах (жаль, что териберчанам по крайней мере пока ничего не обламывается от этого крупного месторождения, даже работа); понаблюдать за дайверами; изучить старинные крепкие деревянные боты, из которых сложен причал; несколько раз попасть под ливень (первые тревожные «звонки» нынешнего путешествия) и позагорать тоже; послушать настоящее мяуканье чаек; пообщаться с интересными людьми и оборзевшей мошкой. Спать хотелось немилосердно. А на улице стояла суббота – к Батарейному по камушкам потянулись авто 51 региона. Машин и клиренсов великое разнообразие: бэхи, девятки, волги, газели, уазы всех мастей, на море резинки, баркасы, яхты с авианосцем на горизонте. Люди выходят с ведрами шашлыков, рассаживаются, скачут по скалам к писклявым орлам, дети уходят в белых маечках под дождь и под отвесные скалы к морю, теряясь из виду навсегда… Апофеозом стало появление пред наши изумленные очи Оки с казанскими номерами, из которой вышел хрупкий просветленный глухой пенсионер, ехавший на север на рыбалку, без карт, вещей и удочки. Где здесь рыбу ловят – спросил он нас. Проехали, дедушка, - говорим. Достаю карту и пытаюсь ткнуть на озера хотя бы в области реки Териберки недалеко от дороги. Похоже, этому светлому человеку сказали – езжай на север, там рыба есть. Вот он и приехал постепенно к самому морю.

Милая уставшая Териберка. Здесь живут добрые люди – по крайней мере иных я не встречала. Здесь вообще очень хорошее место для жизни, поэтому древняя Териберка некогда процветала. Удобное расположение, защищенность от ветров, хорошая морская и пресноводная рыбалка, первое в районе коровье хозяйство, затем ГЭС… недавно обнаружили газ, а уж для туризма сколько путей развития! И что? Почему это красивейшее место выглядит таким облезлым? Почему более-менее «живы» только рыбофабрика да пограничники? (Газопоселок с дорогущей автотехникой я вообще не упоминаю, териберчан на работу стараются не брать.) Знаете, одно из самых моих сильных впечатлений путешествия: когда едешь от Териберки (Лодейного) к Батарейному озеру и водопаду, поднимаешься на склон, перед тобой разворачивается поселковая помойка на фоне гордых гранитных скал. И вот тут, среди скал и отбросов, открытые всем ветрам цветут ромашки. И не просто цветут – такого количества ромашек я в жизни не видела, - это единый ковер, единый живой почти снежный покров хрупких и одновременно сильных цветов, словно прикрывающих своей чистотой весь хлам, оставленный после «пикника на обочине». Они смотрят в твои глаза глазами невинных душ. Пронзительными глазами северян. Ромашки на помойке.

Около 8 вечера под дождиком «Катарина» возвращает поблевывающую предыдущую группу и забирает нас. В добрый путь с дождем. Выходим из губы Териберской, тучи отступают, солнце освещает стройный корпус и нос Кильдина. Мне уже хорошо, я его вижу. Пока я не сошла на его берег, но остров здесь, на горизонте и я позволяю себе получить удовольствие от увлекательного путешествия на красивой яхте вдоль живописных фиордов Мурманского берега. За разговорами вспоминаем наш прошлогодний пеший переход вдоль Мурманского берега, уютное озеро Куропачье с голодной кумжей, где очень хотелось постоять подольше, и тогда Костя, капитан «Катарины» и его помощник – ясноокий паренек Павел – показывают нам губу Зеленую, которая соединяется с Куропачьим небольшим ручьем. Место оказалось не только исключительно живописное – настоящий фиорд с отвесными скалами, - но и очень стратегически-удобное. Губа Зеленая закрыта от ветров и штормов (а они здесь постоянно), на пологом склоне можно разбить лагерь, а при желании – перенести его через 50 метров на красивое озеро Куропачье, словно чаша окруженное величественными скалами, где гнездятся любопытные орлы. В любом случае – другого такого «укрытого» места на многие километры побережья от Териберки до Гранитного - нет. Красивые есть. Но речь именно о том, что экосистема Зеленая/Куропачье совмещают и живописный момент, и комфорт, и рыбалку, и пресную воду.
Насколько уютно было в Зеленой ощущаем уже выйдя из нее – на море волнение, качка, слава богу, не килевая, а бортовая. Хотя как посмотреть на это «слава богу» - килевая опасней для желудка, бортовая для судна. Красавицу «Катарину» сильно раскачивает мачта – ее гордость и достоинство. Отпили ее – сказал Серега, - и получится нормальный мотобот. Качало так, что приходилось бегать (и падать) за рюмками, а борт практически соприкасался с волной, - не завалить горизонт на фото было практически невозможно. А красота на небе творилась такая, какую хочется и запомнить, и показать. Полуночное солнце озарило упрямый скалистый нос Восточного Кильдина, севернее в море уходил столб радуги.
Пять минут пополуночи мы вышли на берег, который в последние годы стал для меня родным. В тишину теплой солнечной июльской ночи (условно теплой, не будем забывать – где мы).

Сколько может человек не спать? Прошлая ночь обошлась нам в три часа сна – как мы мечтали о нем в Териберке, на «Катарине», на берегу. Эта ночь закончилась для нас в 10 утра. Но такие ночи нельзя бездарно посвящать Морфею. Восточный Кильдин, тихая укрытая бухта Могильная, мирно спящая плоскодонная баржа металлистов, уютная веранда, сушащаяся рыба… и люди, далекие люди, которых ты так хотел увидеть.

Альбом «Териберка и окрестности»: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141410/


Кильдин

Почему я люблю его? А разве любовь можно объяснить?

«Человек – это остров, удивительный остров…» - каких только тропических ассоциаций не рождает эта фраза. Применимы ли они к Кильдину? Конечно нет – это первый ответ. Подумав, - да. Здесь так же живут, любят, чувствуют порой лишь подсознательно влияние «острова» (речь о мифологеме «острова»), восхищаются его строгой красотой, пользуются его дарами… Ну нет, пальм, конечно, не видать, зато рябина цветет в июле, окутав Кильдин томным благоуханием. Птицы, клевер, рыбы, люди… развалины – чем вам не романтические останки ушедшей цивилизации? Прохладно несколько – вот и все отличие от южной романтики.
Два предыдущие приезда я быстро-быстро бегала по этим развалинам и живописным местам. Нынче ж решила – я приеду в последний раз. Так надо. Есть много других мест, которые надо успеть посмотреть. Поэтому я приеду на Кильдин – побегаю там, там и там, попрощаюсь. Вы думаете остров дал мне побывать «там» и «там»? Нет, только «там»! Оставив живой след недосказанности, недоделанности, нереализованности.
Я встречала людей, чья судьба в той или иной степени была связана с Кильдином. Очень многие его если не одухотворяли, то наделяли неким характером и движением. Его скалы напоминают крутые борта большого корабля: так возникли фразы «Гранитный крейсер Кильдин», «Непотопляемый крейсер Кильдин» и даже поговорка «Если Кильдину придать два узла, он покорит весь мир». Последнее сформулировано очень четко: оружия в «чертов камень» (так его звали новобранцы) напихали столько, что – возьмись кто из талантливых фантастов написать роман – получилось бы эффектней и романтичней «Наутилуса».
В общем, мне на сей раз словно сказали «стоп». Не беги. Вслушайся. Ты не на экскурсии. Посмотри – каким бывает чей-то дом, дом для тех, кто здесь живет. Живет, жил. Подумай.
А может мне сказали «ты дома»? Нет.. это, конечно, только фантазия.

Утро. Солнце. Штиль. Кофе. Спокойствие и тишина, нарушаемые лишь иногда смешливым криком гаги или всплеском утиного крыла. Утки здесь не летают клиньями. Здесь их дом. Они здесь живут. И сюда возвращаются.
Проснулся первый дизель – на барже, - начался новый трудовой день. Со вздохом поехал на работу КрАЗ с краном – «золотой ручкой», за ним суетливо поспешила похожая на лемминга буханка. Парой часов позже оголтело, словно безрассудный подросток, грохоча всеми частями тела, на причал несется военный Урал, сопровождаемый клубками новоиспеченных бобиков. К нам бобики не забегают – им попало еще в прошлом году за уничтожение продуктовых запасов.
База «Кильдин Восточный» постепенно строится. Вот появились вторые «апартаменты» с новомодной печкой-камином, симпатичная баня, роскошный горшок в отдельно стоящем строении, генератор исправно генерирует электричество, а компьютер по чайной ложке капает интернет. Кое-какой, но настоящий интернет!
Процедура ничегонеделания сложна и поначалу трудновыполнима для жителя мегаполиса. Но только реализовав ее безветренным ласковым утром за кружкой кофе, любуясь окружающим любимым миром и перемешиваясь с ним в своих блуждающих по ветру мыслях осознаешь радость бытия в каждой его капле, в каждой детали. В такие моменты понимаешь свое счастье. Медленно поднимается над морем утренняя дымка, поблескивают тысячей ручьев покатые тела Трех сестер… Низко и грузно пролетел объевшийся ворон. Словно все говорило: остановиться, не бежать! Слышишь пульс? Это пульс острова. Любовь алогична и аморальна. Она не знает объяснений. Ей неведомы рассуждения.
Милый, конечно, проспал самое раннее, самое божественное утро, зато встал довольным – особенно тем, что никуда не надо бежать. Надо добыть пищу – S.G влазит в гидрокостюм и идет развлекать местную любопытную сайду, попутно подобрав какой-то прут для поимки вертлявой камбалы. Я наблюдаю за шоу, выполняю план по загоранию и сокращению популяцию кильдинских мух. Камбала поймана. Решено отварить, чтобы почувствовать натуральный вкус. Похоже на креветочный. Очень нежный. А вот и креветки по отливу у Сундуков. Водопад у Сундуков уже второй год как исчез. Если прошлое лето было сухим, то нынешнее принесло очень много воды. Но это не вернуло красивого водопада. Что-то меняется, что-то уходит.
Заходим на старое кладбище у озера Могильного. Кое-где памятники упали, кое-где разрушились, у большинства холмиков их вообще нет – словно тундра покрылась маленькими размеренными волнами. Может здесь есть члены семьи Эриксенов.
Вечер отличается от ночи только местоположением солнца. Над плоским сланцевым Кильдином легли плоские пернатые облака, над гористой тундрой с покатыми гранитами воцарились такие же зефирно-курчавые небесные формы. Завтра надо дойти до моего любимого Северного каньона.

Утренние ветры всем своим видом показывали, что они проснулись, однако упорно не желали разгонять серые тучи. Напротив, они, кажется, решили собрать облачность всех окрестных морей и обрушить ее на Кильдин. Поднимаемся по «карбазольской» дороге, если это «вертикальное, заросшее, каменисто-водянистое» можно назвать дорогой. По середине пути могила - похоже, краснофлотца, - высится над Кильдинской салмой. По верхнему плато стремительно летят облака – почти как пар с горячих источников, только холодный. Их все больше и постепенно долину окутывает плотная пелена – дорогу запоминаем по железкам: это от КрАЗа, то от ГТСки, лебедка от ракетной телеги, а вот и сама одинокая ракета. По краям дороги – озера, через пару метров уходящие в никуда. Из этого «никуда» доносится громкое «куда» на все голоса – гуси, утки, чайки… Впечатление как минимум странное, когда вокруг ничего не видно. Потом снова голое плато, озера минули, тишина, вода поглощает звук, лишь молоко вокруг, этим молоком и дышишь. Медленно и быстро убывает и приливает вновь время. Тишина. Особенно наверху, в туче. Есть дорога и бездна по ее краям. И вдруг, словно рожденный тишиной, совершенно неземной звук, напоминающий звук деревянного ксилофона. Похоже на журавля, но в разы тоньше, хрустальней и.. (мучительно подбираю слово) безжизненней, потусторонней, наверное. Поет ворон.
Из небытия выходят строения «Карбазола» (позывные 1-го ракетного дивизиона фактически укрепились за ним как название). В прошлые два года я была на 2-м дивизионе (подробнее об ОБРП см.: http://kildin.ru/616.html ). Шахты двух объектов отличаются в ряде деталей. У одной из Карбазольских шахт провалена крышка над пусковой установкой. Металлисты, не зная как ее открыть, попытались вырезать. Крышка провалилась, да так и осталась на законном месте. Во второй шахте темно, крышка на месте. Мы, конечно же, не взяли фонари, поэтому двигаюсь к пусковой установке почти на ощупь, периодически взрезая пространство фотовспышкой. Вдруг в ноздри прокрадывается запах паленого мяса. Свежий такой. Подчиняясь объяснимому инстинкту, ухожу. Потом узнала - несколько лет назад на КПП первого дивизиона было убийство. Кто его знает – что почуял мой нос, который заменяет мне глаза.
На Северный каньон мы, конечно, не пошли. При такой видимости ты если и не бултыхнешься неожиданно в 150-метровое небытие, то по сырым камням шанс «проехать» есть. Но главное - самой красоты и дали не увидишь! Ни каньона, ни океана.
Уходим, оставляя позади сюрреалистичный мир монументальных строений, шахт, вентиляций, открытых крышек люков, окутанный лохмами туч. Решаем попить кофе на КПП. Уже приближаясь к КПП слышу … тарахтит мотор. Откуда? Все кильдинские дороги проходят далеко от этого богом забытого места. Вообще, надо сказать, что туча, в которой мы находимся, сильно гасит не только изображение, но и звук. Поэтому мотор я услышала метров за 30 до нас. Буквально через 10 секунд из пелены пространства возникает ЗИЛ. Было ощущение, что увидев нас он резко развернулся и поехал туда, откуда прибыл, и куда, собственно, нам тоже надо. Смеемся догадкам – или мы видели призрак, или водитель подумал, что увидел призраков – какое еще зрелище могут являть собой для солдатика два неуклюжих силуэта в дождевиках, неожиданно возникающие из тумана в необитаемом месте. В общем, верным оказалось другое, материалистическое предположение. На Восточный привезли ЗИЛ для Западного, по южной дороге острова перегнать было невозможно из-за глубоких луж (дорога не поддерживается, да и лето дождливое), водитель поехал по верхней дороге, да и свернул не туда при видимости 10-20 метров.
Перекусив, начинаем постепенный путь вниз, оставляя за собой разрушенные городки с заделанными кирпичом окнами (нет, окна заделали еще в период расцвета кильдинской цивилизации, просто по проекту окна были, а вот реальность продиктовала свои условия – в окна дуло).
В одном из окон вместо стекла вставлена картина – Северный кильдинский маяк, подводная лодка, водопад и роскошные корабельные сосны. Конечно, действительность обошлась без водопада и сосен, но ведь художник на то и творец, чтобы рождать свою реальность. А художник, кстати, талантливый. От служивших ранее на Кильдине людей удалось узнать его фамилию – Мельников. Вы представляете себе, каково достать краски на острове в армии? И как потом ты будешь беречь их, продумывая каждый блик. Жаль, картину забрать не удалось. Если только выкручивать раму.
На остров и прибрежные скалы материка наползла туча. Вдруг подобное Пифей, путешествуя к Ультима Туле, называл «морским легким»?
Вкратце - на следующий день наступил кильдец. Разверзлись хляби небесные. Словно кто-то сказал острову «стой» и все остановилось. Даже время. Пять баллов. В смысле шторм пять баллов. Вообще-то мы планировали через два дня уезжать, но куда мы денемся с «подводной лодки». Но я благодарна. Надо было узнать Кильдин и таким. В маленький «Ноев ковчег» превратилось наше теплое жилище, которое не хотелось покидать. Как там бедные металлисты в брезентовой палатке? Как туристы в лагере на Зарубихе? Прямо на побережье. Севший пол года назад на «вечный прикол» на Чеврае «Берег надежды» накрывает брызгами по верх рубки. У нас же – тепло, двухэтажные кровати, книжки на полке, радио и «телевизор, по которому все время показывают одну передачу» - печка-камин со стеклом. Не знаю – что бы мы делали, живи мы в палатке. Наверное, отсырели, заболели и далее по сценарию.
Каких только звуков не услышишь в завывании ветра и потоках дождя. Каждый ветер рождал свою музыку, но ни один не сменил погоду. Подул запад - и крепящие рубероид на крыше гвозди зазвенели как нежный ксилофон. Восток принес басы наката, завывающие песни в печной трубе. Если восток усыплял, то Север срубал в сон напрочь – никогда в жизни я не забывалась по 20 часов в сутки. Низкие частоты мощного наката заставляли вибрировать камень острова, затем вибрация передавалась всему окружающему, в том числе моей кровати. Даже на исходе волны трудноуловимые для уха инфра-частоты действовали на организм, закладывали уши и несли тяжелый сон. В редкие часы бодрствования не удавалось проснуться до конца. Спать хотелось прямо после утреннего, обеденного, полдничного и вечернего кофе. Да – этому «тягучему» состоянию способствовало отсутствие кислорода – дышать приходилось водой. А жабр нет. Движения замедлялись, заносило. Смены светового дня темной ночью шторм не принес – на несколько суток мир стал куском чего-то серого. Остров превратился в облако. Лишь чайки отчаянно пытались преодолеть северо-восточный ветер с дождем, упорно через серию кувырков добираясь до цели. Лишь северные цветы сохранили яркость оттенков. Желтые соцветья стали маленькими солнышками.
Начитавшись советских книг (на полке нашлась даже «Вместе с флотом» Головко), наслушавшись моей болтовни и заунывных песен советских мультфильмов в акапельном исполнении, S.G заговорил стихами: «Тем больше ценишь постоянство, где теплый день, и тишь, и ночь».
Тем временем продукты, рассчитанные вообще-то на пешие переходы и на более короткий срок, заканчивались. На кусочки была распределена колбаса, пакетики капуччино и супов едва ли не разложены по кучкам. Когда Сережа поджаривал газовой горелкой колбасные нанокусочки, по комнате разносился запах подпаленной свиньи, создавая ощущение большого количества еще недавно хрюкавшей еды. Подвизгивающий общительный чайник, чай – и, вроде, все в порядке. В роднике на Восточном очень вкусная вода, даже когда кипяченая.
Так мы провели четыре дня. Два из них я спала. В оставшиеся два мы старались сделать вылазки, благо было где сушиться и мыться, было куда прийти и послушать, как потрескивают поленья в печи. Сходили в рукотворную пещеру – недостроенный гидроаккумулятор для заправки кораблей пресной водой. Рядом с пещерой – чистый водопадик, который и должен был наполнять ее. На склонах – мягкие заросли наноможжевельника и шикши, обильно прорезанные лемминговыми тропами. Кстати – прошлогодняя миграция леммингов привела на Кольский (особенно на восточную его часть) хищников. В другой день выбрались к берегу и Восточному маяку посмотреть шторм. Величественно. Уткам хоть бы хны.
Странно, кильдинская растительность очень отличается от тундровой. Откуда принесло семена трав и клевера, если с юга на десятки километров раскинулась каменная тундра, а на севере – Ледовитый океан. Сколько веков назад притащили в себе семена птицы, возвращавшиеся домой?
На исходе четвертых суток шторм стих. Тут же в бухту прокрался смешной баркасик с гордым названием «Викинг», словно срисованный со старых добрых мультфильмов. Едва дайверы успели нырнуть, показался «полосатик» береговой охраны: шел было мимо, но потом, совершив «полицейский разворот», направился прямо к «Викингу». Высунула нос из укрытия «буханка». Натужно кряхтя полез в горку КрАЗ. По-пацански проскакал Урал. Остров просыпался.
Нам пора было ехать, пока ветер без камней. Из норки вылез еще один житель Восточного - юркий горностай. Немного попозировав на прощание, драпанул, подбрасывая хвост, по своим делам.
Неужели это в последний раз?
Что-то оставалось позади. Самое большое сокровище. Остров и люди.
И лишь орлан белохвост над Малым Оленьим равнодушно махнул крылом.

Альбом «Мурманский берег и Кильдин»: http://fotki.yandex.ru/users/mz413/album/141412/

Сегодня день насыщенный – общение с капитаном «Катарины», попытка прорваться на Иваръявр и уютная, почти «домашняя» ночь на Колйоке. Затем нас ждут цыганские покатушки по Среднему и Рыбачему, ужас от черного Никельхейма, тихое и безрыбное Риозинярви, где мы ели мидий, забавная встреча на прозрачной Коалланйоки, уставшие и великодушные Хибины, количеством людей напоминающие общежитие, уверенный в себе чистый Кировск, утомительная однообразная дорога и полчища мошки на Ливозере, любимое, дождливое на сей раз, Заонежье.
_________________
...
Найдем нужные слова - www.write-copyright.ru

Ответить с цитатой
Показать сообщения:
  
Начать новую тему   Ответить на тему Время синхр. с вашим компьютером
   Список форумов KARELIA-LIFE.NET -> Отчеты
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
[О сайте.] [Конференция.] [Отчеты.] [Галереи.]
[Наши авто.] [Геонавигация.] [Видео.] [Статьи.]




Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Наши авто Полезные ссылки Видео Разное О сайте Конференция Отчеты Галереи